CODAMAG

FROM LOVE WITH PORN

Как Пьер Вудман стал королём порно и почему оно как феномен прижилось в формате кино?
Дарья Николаева
Вообще, начинать материал на такую тему ветхозаветным рассказом в стиле Толкиена было бы более чем странно. Во все времена людям нужен был набор-минимум для выживания, и секс уверенно входил в ТОП этого списка. И всё-таки даже у таких историй, как эротика и порно есть своя хроника и свои герои. Этот материал посвящён легенде порно-индустрии Пьеру Вудману. Мы расскажем, как становилась индустрия кино для взрослых, какой она была, когда король порно начал снимать и почему порно разделилось на до и после Пьера Вудмана.
Начало
Началом этой истории стала легендарная «Глубокая глотка» (1972). Ленту без зазрения совести крутили в десятках кинотеатров, а когда совесть все же просыпалась, выдавали то за комедию, то за фантастику. И было чему удивиться, я вам скажу. Только представьте себе, с какой амплитудой заработало воображение зрителей, когда на широком экране и без лишней скромности демонстрировалось такое. И происходило это в том же зале, где вчера эти же самые зрители смотрели «Крестного отца» или, например, хронику подписания Договора об ограничении систем противоракетной обороны (между США и СССР, соответственно). Сборы, конечно, были рекордно высокими – 30 млн долларов.

Хотя «Глотка» - лишь общепризнанная дата рождения индустрии в формате кино; первые шаги были сделаны за пару лет до: в 1969 году в Дании, а затем в 1971 году в Швеции был снят официальный запрет на съемки и прокат клубнички. В том же 71-м в США запустили в прокат ленту «Сексуальная свобода в Дании». Официально заявленный, как документальный,фильм, помимо повседневного быта датской молодёжи, содержал самые что ни на есть откровенные картины кино для взрослых.

Казалось бы, именно пионеры со Скандинавского полуострова и должны были занять лидирующие позиции в современной порно-индустрии - почему же тогда Штаты поглотили рынок? Сдаётся, причина - в предпринимательском духе американцев: в погоне за прибылью владельцы кинотеатров предпочитали на время забывать о действующем законодательстве и нормах морали. Сегодня в штате Калифорния, а точнее в Сан-Фернандо сконцентрированы почти 80% всей отрасли. С другой стороны, важно понять, почему порно как феномен прижилось именно в формате кино? Конечно, всегда были любители подсматривать или смотреть, но не участвовать, но почему абсолютное большинство потребителей последних 50 лет сказали «Да» такому порно? И хотя тот же «Playboy» или «Hustler» делают вполне себе приятный контент, сегодня в печатном бизнесе вращается всего 13% денежной порно-массы.
Идиотизм человеческой жизни заключается в вечной неудовлетворенности тем, что имеем
На мой взгляд, главная заслуга издателей, подобных Хью Хеффнеру и Ларри Флинту, в том, что незаметным для населения Земли образом они сделали нормой и даже почти must have коллекции эротических журналов под кроватью подростков (и не только). Но, как завещал Ремарк, идиотизм человеческой жизни заключается в вечной неудовлетворенности тем, что имеем; постепенно эротика занимает место пин-апа, который она в своё время вытеснила с рынка (замечательные по глубине и силе размышления на тему можно найти у Кровостока в их одиозной композиции «Порно»). Даже сегодня не утихают споры на тему «за и против порно и эротики», и главный аргумент приверженцев эротики в том, что она про искусство, а вот порно – это просто телесность и удовлетворение нашего животного инстинкта.
Об искусстве
На самом деле, первое порно вполне себе напоминало игровое кино с претензиями на духовное. Все мы помним дикое телевещание докиселёвских времён, когда по Рен-ТВ и прочим не самым «федеральным» каналам крутили целые фильмы с отлично прописанными диалогами и полноценной фабулой. Секс занимал процентов 30-35% и подавался как органичная часть происходящего. Здесь можно было найти и пасторальные сюжеты с традиционными пастушками и сеновалами, и путешествия автостопом с попутными приключениями, и даже исторические костюмированные зарисовки. Однако вместе с восьмидесятыми полуторачасовые фильмы ушли в прошлое, зритель эпохи глобализации больше не хотел тратить столько времени на секс, да и зачем? Теперь секс был повсюду, реклама, мода, кино – и всё это мгновенно достигало потребителя благодаря процессу глобализации и, разумеется, интернету. Порно, как и любому другому бизнесу, требовались перемены. И одним из первых, кто уловил эти перемены был Пьер Вудман, король индустрии для взрослых.
О кумирах
фото из официального аккаунта Пьера Вудмана в Facebook
Называют Вудмана королём не за количество порно-роликов (а это претенциозное звание закрепилось за ним ох как давно), хотя три с лишним тысячи видео с собственным участием, тысячи кастингов, пара десятков партнерш за день всё же впечатляют. Пьер Андре Гербье (Вудман – псевдоним) фактически создал современную индустрию, конечно, с царственного благословения таких гигантов, как Ларри Флинт. Давайте разбираться, как ему это удалось, и какое порно нас ждёт в ближайшем будущем.
В прошлом году Пьер объявил, что уходит на пенсию, но в сети по-прежнему появляются новые серии знаменитого кастинга «CastingX». Кастинг как отдельный жанр порно, кстати – творение Вудмана, а с его появлением в индустрии в качестве рекрутера положение ищущих таланты изменилось. Раньше они были лишь началом этой пищевой цепочки, но, если вдуматься, это те люди, которые находят актрис (а они в разы дороже, чем актёры), приводят их на кастинги, уж простите, тестируют, а после ещё и обучают азам профессии: как держаться перед камерой, в какой момент эффектно взвизгнуть, а в какой – шумно выдохнуть. И лишь после такой истории, длиной в полноценный стажёрский период, новобранца можно передать в лоно студии (пардон за каламбур). При этом вознаграждение рекрутеров в несколько раз меньше, чем у их протеже; да и никакой гарантии, что они его получат, нет.
С лёгкой руки короля порно вспомогательная индустрия секс-гаджетов и медицина «для семейного здоровья» получили такой мощный катализатор развития
Вудман начинал, как актёр в конце 80-х (согласно легенде, его взяли за красивые натренированные ножки), снялся в нескольких кассовых фильмах старого образца. Тогда же он понял, что требуется индустрии, поэтому и преобразовал весь процесс по-своему, соединив в своем лице актера, рекрутера, кастинг-директора, режиссёра, а со временем и продюсера. В 92-м Вудман заключает контракт на несколько лет с Private Media Group, одним из гигантов рынка порно. Его продукт был совершенно не похож на всё, что было прежде: небольшие по хронометражу ролики, практически без специального антуража, но очень хорошего качества.

Благодаря Вудману качество съёмки стало определять стоимость конечного продукта. Несмотря на то, что мы получаем 20-минутные видео, сами съёмки длятся ровно столько же, как и во времена их полуторачасовых предшественников. Отсюда – ухищрения членов съёмочной группы с лубрикантами, стимулирующими таблетками, вспомогательными предметами и всякого рода имитациями: ни один нормальный мужчина не способен продержаться так долго. В общем-то с лёгкой руки короля порно вспомогательная индустрия секс-гаджетов и медицина «для семейного здоровья» получили такой мощный катализатор развития.

Пьер делал ставку не только на качество и не только на прибыль, кстати говоря. Его феноменальный успех в этой индустрии объясняется довольно просто: он болел тем, что делал. Усмехаетесь? Ну что ж, ответьте-ка мне, много ли вы знаете режиссёров (поле для поиска – всё пространство мирового кинематографа), которые ради ленты готовы были бы рисковать свободой? В 96-м во время съёмок «Пирамиды» Вудман не успевал доснять ленту – а снимали в египетском некрополе Саккара у пирамиды Джосера – и решил прихватить с собой необходимый реквизит: живого варана, униформу египетских солдат, кирки и пр. Естественно, служащие таможни Каира просветив чемодан, набросились на Вудмана, а в это время кто-то из съёмочной группы преспокойненько забрал чемодан и пошёл на посадку. Ящерица, кстати, потом замечательно жила у того же самого члена съёмочной группы. Думаем, вы понимаете, о чём идет речь. Из Египта не вывезти чертовы кораллы: за это можно получить нехилый штраф или срок - а тут – варан и нелегально добытая солдатская униформа!
Правда, самый знаменитый случай, который характеризует Вудмана – это съёмки «Золотого треугольника» в 93-м. Что происходило в голове Безумного Пьеро, как его прозвал Френк Вардон из Hot Video, не ясно до сих пор, но Вудман решил, что снимать порно в мусульманской Индонезии – это нормально. Режиссёра и ещё нескольких человек из его команды арестовали, допрашивали, применяя всевозможные способы психологического давления, а в довершение показали листок из газеты, где красовалось фото отрубленной головы немца, такого же режиссёра порно. Пьеру удалось вытащить и себя, и плачущего от ужаса оператора из вонючей тюрьмы Джакарты - внимание! – договорившись с полицейским о сумме гонорара за законченный «Треугольник»! Вудман просто излучал удовольствие от того, что он делал, ему нравилось делать хорошее, качественное порно. Для него это было искусством.

Поэтому он и не боялся экспериментов. Он один из первых взялся тиражировать новый для 90-х жанр гонзо-фильмов, и, как всегда, не прогадал. Ларри Флинт, медиамагнат и владелец журнала «Hustler» и студии LFP, давно следил за Вудманом и искренне считал его безумцем. Правда, безумцем, который сможет вытащить его компанию из кризиса, а Флинт к концу 90-х находися на грани банкротства. Пьер не только вывел компанию в плюс, снимая для Флинта гонзо- и кастинги на своём высококачественном уровне, он вновь вывел LFP в ТОП («Бразильская змея» (2001), «Манипуляция» (2004)).Тогда же Вудман уловил только набирающую моду на псведо домашнее порно и соответствующий тип актрис - этаких девчонок, живущих по соседству. Время манерных дам бальзаковского возраста с ярким, неестественным макияжем закончилось, зритель требовал молодости на экране, а режиссёр очень вовремя уловил это веяние. Хотя, вполне возможно, что дело не только и не столько в запросах потребителей: секс в принципе стал моложе. Сексуальное воспитание в 90-е, и, тем более, в нулевые становится нормой жизни каждой школы; подростки имеют доступ ко всем необходимым «материалам», лишиться девственности в раннем возрасте, несмотря на все протесты консерваторов и политику государства, стало нормой. Сама аудитория порно помолодела, и обязательные для порно-роликов возрастные грифы и подтверждение совершеннолетия актрис и актеров в преролле – не более чем соблюдение правил игры.
По истечении пятилетнего контракта Пьер отказывается от работы с LFP, и причина была опять-таки в прозорливости Пьера не в пример таким титанам, как Ларри Флинт. На свои проекты он получал действительно большие бюджеты – Флинт прекрасно понимал, чего стоит качество Вудмана – но вот на продвижение продукта медиамагнат не тратился. Он – человек старой школы, в его мире порно – это все ещё нечто запретное, за чем охотятся обезумевшие от спермотоксикоза подростки или одинокие мужчины за 40. Он абсолютно искренне верил, что фильмы для взрослых без лишних усилий со стороны создателей найдут своего покупателя, но Вудман – из тех, кто умеет чувствовать время, он-то понимал, что порно уже давно стало нормой повседневности, а студий, работающих даже в новом жанре гонзо- с каждым днем становилось всё больше. Но, когда Вудман получил свой первый бюджет на рекламу, Калифорния оказалась забита такими же шустрыми юнцами, и Пьер обращает свой взор на Восток.
Вместе с Вудманом наступает время европейских актрис в порно, особенно часто в его роликах появляются девушки из Восточной Европы и так любимые режиссёром наши соотечественницы. Причин тому множество, в первую очередь – откровенно плохая игра американских актрис, ненатуральность всевозможных частей тела, ослепляющая белозубость и калифорнийский загар. Как-то не приживается такой образ у европейского зрителя, хочется своего, родного, этакой нативности. И это вполне себе нормальная история, когда зрителю хочется максимально полно идентифицировать себя с героями - примерно так же, как в детстве мы примеряем на себя образы героев сказок и других эпосов.

Получается, в этом же причина популярности жанра gang и hard core: проецируя себя на актёра порно-ролика, в зрителе просыпаются первобытные инстинкты охотника и альфа-самца; и этого вполне достаточно для офисного сотрудника или работника умственного труда. Единственное, что заставляет задуматься – это любовь среди женского населения порно-сайтов к указанным жанрам: по статистике PornHub, в некоторых странах такие запросы составляют до 82%. С другой стороны, why not?, как говорится: в современном обществе женщина реализует гендерные роли мужчины, подчас вообще без наличия этого самого мужчины. Собственно, распространение жанра жестокого порно в вариантах МЖ, ЖЖ, МЖМ, ЖМЖ и групповой секс – тоже заслуга месье Вудмана.

Новость о том, что Вудман собирается отойти от дел, заставила меня задуматься о причинах такого решения. Повторюсь, совершенно очевидно, что потребитель будет всегда, а значит - и прибыль; так зачем уходить? Прочитав пачку интервью короля порно и рассуждения его коллег по цеху, пришлось признать, проблема в том, что денег стало мало. Судите сами.
К вопросу о мошне
Ежегодно денежные обороты порноиндустрии достигают цифры в 2 триллиона долларов, а производителям ленты с горяченьким приносят от 35 до 40 млн всё тех же зелёных. Кстати, граждане порнопроизводители более чем ответственны: в странах, где порно признано легальным бизнесом, в государственную казну отчисляются налоги – в знаменитой Калифорнии – 8%, в Чехии – до 5%, а предприимчивые немцы взвинтили поборы аж до 20%, не везде, правда, лишь в некоторых ландграфствах. Но схема работала идеально, пока половина мира (та же Россия и Восточная Европа) не имела бесперебойного и дешёвого доступа в интернет, причём в интернет, свободный от действия законов об авторских правах и института пиратства. Современный пользователь скорее скачает фильм для взрослый сомнительного качества с такого же сомнительного сайта, чем пойдет и честно заплатит все налоги от покупки лицензионного диска. Более того, ему даже не придется качать, что было нормой лет этак 7 назад; сейчас он с большей долей вероятности удовлетворится просмотром ролика онлайн. Время порно Вудмана попросту закончилось, как когда-то – пин-апа и эротики.
Вообще порно-индустрию ожидают глобальные перемены, это ощущают все участники процесса, от актёров до продюсеров. Например, в 2013 году известный фотограф Дебора Андерсон выпустила документальную ленту «16 лучших порномоделей», где многие из тех самых 16 в голос говорят о незавидной собственной судьбе: неясно, что их ждет в наступающую эпоху онлайн-? Старые времена с огромными гонорарами за съёмки и контентом высокого качества уходят. Вполне возможно, что вскоре порно плавно перекочует в социальные сети (вслед вообще за всем интернетом), хотя уже сейчас такие сервисы, как Snapchat и Periscope обвиняют в распространении порнографии. Кастинги Вудмана, раньше гарантировавшие попадание актрисы в ТОП, теперь в общем-то потеряли свою ценность. Модель «блоггером может стать каждый» органично вписалась в мир порно, а популярность домашнего порно или категория «amateur» только поспособствует «блоггингу в порно».

Да и если забыть про моральные терзания, давайте честно вспомним о роли порно в технологическом прогрессе. О чем бы мы ни говорили: формат VHS (в конце 70-х около 50% всех продаваемых кассет было порно), Blue-Ray, веб-камеры, секс-/приватные чаты, онлайн-трансляции, даже AVR и VR– порно-индустрия мгновенно откликалась на технологичные новинки, сразу предлагая новый формат для своих покупателей. Поэтому, несмотря на пессимистичные высказывания некоторых участников индустрии, уходы на пенсию эпохальных персоналий, урезание прибыли производителей, я думаю, что эта история не закончится. Да, нас ожидают перемены; скорее всего, порно, в том виде, что мы его знаем, перестанет существовать. Возможно, что окно Овертона ещё раз сдвинется и порно станет нормальной частью нашей повседневности, очень даже может быть, частью виртуальной жизни – все тенденции говорят за. В любом случае, раз вкусив запретное, человек уже не сможет отказаться от дозы и захочет ещё и ещё. Так что порно в нашей жизни надолго и пора привыкать к мысли, что порно – это норма.
Made on
Tilda