CODAMAG
ЗНАНИЯ

Сдайте сумку и нервы в гардероб

Откуда берутся музейные правила и табу

Катерина Ляйнен
У многих из нас музеи вызывают негативные эмоции из-за многочисленных запретов и табу, с которыми мы сталкиваемся при посещении. Сумку оставь, здесь не кури, там не пей, детей за руку держи, забудь о наслаждении прекрасным и будь готов к «Руками не трогать!» при излишнем приближении к нему. Зачастую наша негативная реакция вызвана непониманием этих правил. Чем они обоснованы? В этом мы постараемся разобраться далее.
Несколько лет назад я посетила выступление директора Государственного Эрмитажа М.Б. Пиотровского в рамках VK FEST в Санкт-Петербурге. Помню хорошую погоду, большую толпу подростков и интересную мысль Михаила Борисовича: основная задача музея – сохранение культурного наследия, сразу после которой стоит публичная его демонстрация и обеспечение доступа к нему граждан.
Мысль неоднозначная, спорная и объясняющая тот длинный перечень правил поведения в музее, который порой невероятно раздражает нас, посетителей. Сотрудники оберегают произведения искусства, порой ставя их сохранность выше нашего комфорта, мы прикасаемся к прекрасному, порой в прямом смысле этого слова. Конечно, случайно. И этот замкнутый круг взаимной ненависти под названием «посетитель» - «смотритель» стоит в одном ряду таких вечных конфликтов, как «кошатники» - «собачники», водители - пешеходы, Android - iOS (хотя с последним примером все очевидно, правда?).

Давайте совершим невозможное - разорвем этот круг и постараемся понять источник музейных табу и запретов, которые имеют под собой весьма весомое основание. И задача которых – сделать наше пребывание в музее максимально комфортным и безопасным. Пусть и во вторую очередь.
Сумки, рюкзаки, моноподы
В социальной психологии выделяют психологию толпы - особый раздел, изучающий поведение групп людей и их отличие от поведения индивидуума. Раздел невероятно интригующий и полезный для изучения: он объясняет, например, почему утро в общественном транспорте так невыносимо, а спортивные матчи так популярны. В частности, среди разновидностей толпы некоторые исследователи выделяют «стяжающую толпу», в которой каждый борется за доступ к определенному дефицитному объекту. И, если рассматривать музей как подобный объект, способный вместить в себя ограниченное число посетителей в определенный момент времени, и вспомнить, какой страстный интерес проявляют туристы к топовым музеям («Был в Риме? А где фото из Колизея? Хотя бы в собор Святого Петра заходил?»), правила поведения в музее становятся не такими уж необоснованно строгими.
Нами (как и всеми посетителями) движет желание обязательно пробраться, увидеть, засвидетельствовать этот акт фотографированием, которое по причине ограниченности времени и пространства превращается в давку и хаотичное движение. В большой толпе ответственность за поведение и поступки разделяется между другими участниками группы (так называемая «диффузия ответственности»), этим объясняется наша апатия за чужие ноги , которые мы отдавили, маленького ребенка, которого мы толкнули, картину, которую мы задели плечом.

При чём тут сумки, рюкзаки и моноподы? Они увеличивают вероятность таких хаотичных раздражающих контактов. Скорее всего, составители правил поведения музея руководствовались просто-напросто заботой о скульптурах и картинах, которые мы ненароком можем задеть, а не психологией толпы, но согласитесь, после этого краткого экскурса посещение музея становится вдвойне интересней: это же настоящее приключение с борьбой за ресурсы, победителями и проигравшими! Главное – не заиграться.
Курение
Данный запрет на территории музея в радиусе нескольких метров от него имеет легитимное обоснование: согласно Федеральному Закону от 23 февраля 2013 года №15-ФЗ «Об охране здоровья граждан от воздействия табачного дыма и последствий потребления табака», курение в закрытых общественных местах запрещено.

Любители электронных сигарет, казалось бы, могут выдохнуть свой пар спокойно, ведь данная продукция не содержит стандартный табак и, соответственно, не попадает под действие закона. Однако уже на рассмотрении находится законопроект, фактический приравнивающий электронные сигареты к обычным, и многие музейные учреждения уже включили в свои правила посещения запрет на их курение в своих стенах.
Загорание
Изучая правила посещения Петергофа (государственного музея-заповедника в Санкт-Петербурге), я не была удивлена ограничениям, посвященным газонам и цветам и включающим привычные «не ходить» и «не рвать». Однако что особенно удивило, так это наличие отдельного пункта «запрещено загорать».

Уверена, гости и жители Северной Столицы, воспринимающие Петергоф как музей, разделят мои чувства, однако как часто мы уточняем правовой статус парка неподалеку, в котором собираемся организовать пикник? Если данная территория является государственным музеем-заповедником (что не всегда очевидно), скорее всего, оголенное нежащееся под солнышком тело будет воспринято как нарушение правил поведения, и вы будете оштрафованы. Поэтому перед тем, как получить очередную дозу витамина D, настоятельно рекомендую проверить правовой статус места, в котором вы собираетесь это сделать.
Передвижение на велосипеде, роликах, самокате
Как мы успели выяснить, музей является общественным местом, в котором действуют традиционные для многолюдных территорий правила поведения. Запрет велосипедов, самокатов или роликов – обычная мера предосторожности, призывающая с уважением относиться к гостям музея, их личному пространству и комфорту передвижения. Особенно это касается все тех же музеев-заповедников, в которых велик соблазн «прокатиться с ветерком» и которые имеют право запретить вам такое удовольствие. Тем не менее, некоторые парки поощряют подобные средства передвижения и даже предлагают взять их в аренду на своей территории.

Если вышеперечисленные табу были связаны с комфортом и безопасностью посетителей, то далее мы рассмотрим меры по обеспечению сохранности экспонатов.



Фотографирование со вспышкой
Все просто: яркий мощный свет вредит сохранности экспонатов. Кстати, присмотритесь к тому, как различается освещение в залах одного и того же музея: оно было подобрано сотрудниками отдела консервации в соответствии с возрастом и материалом экспонатов. Также обратите внимание на окна экспозиционных залов: скорее всего, они будут занавешены, прикрыты жалюзи или темной пленкой, защищающей от прямых солнечных лучей.

Как видите, ничего личного.
Близкое приближение и прикосновение к экспонатам
Понять это табу можно, вспомнив, почему мы моем руки перед едой: если в этом случае речь идет о нашем здоровье, то в случае музее – о сохранности картин. Инородные бактерии наносят постепенный и непоправимый ущерб краске, лаку, дереву и другим материалам. О самых банальных затёртостях на скульптурах, думаю, распространяться не стоит. К слову, посещаемость Государственного Эрмитажа в «высокий» сезон составляет около 20 000 человек ежедневно. Если каждый из этих гостей позволит себе легкое прикосновение к той же статуе Юпитера, последняя к концу нескольких недель потеряет своей цвет и несколько лет жизни.
Еда и напитки
Одна из причин, по которой мы получаем лавину ненависти и проклятий от смотрительниц при попытке скушать бутерброд перед «9 валом» – это грызуны и насекомые, которых привлекают остатки еду и ее запах. Как правило, музей – большая институция, занимающая несколько залов, а то и этажей, и в вопросах санитарии сотрудникам приходится проявлять невероятную щепетильность. Также стоит вспомнить и об инородных бактериях, вредных для произведений искусства и упоминаемых выше.

Напиткам в музее уделяется особое внимание. Пусть вы и уверены, что проносите именно безобидную жидкость, однако охранники – нет, а история знает немало случаев, когда попустительство в вопросе досмотра жидкостей привело к катастрофе.
15 июня 1985 года в Государственном Эрмитаже во время экскурсии мужчина достал бутылку и выплеснул ее содержимое на картину Рембрандта «Даная», и серная кислота начала немедленно разрушать центральную часть полотна. Перед этим он успел дважды пронзить картину ножом. Вандалом оказался житель Литвы Бронюс Майигис, который позже был признан невменяемым и который впоследствии провел почти 7 лет в психиатрических лечебницах - в то время как команда реставраторов билась 12 лет над восстановлением шедевра, уничтоженного почти на 30%.
Практически полностью было уничтожено изображение драпировки на ногах Данаи, сама женская фигура сильно пострадала, произошло сильное смешение краски, лака и воды – последней промывали картину незамедлительно после акта вандализма. Когда процесс разрушения был остановлен, на заседании специальной государственной комиссии было принято решение восстановить картину, иными словами – практически создать заново шедевр голландского мастера эпохи Возрождения.
Этот поворотный момент в судьбе полотна до сих пор вызывает жаркие споры среди искусствоведов. Возможно, более мудрым решением было бы разместить в музее копию, а испорченный оригинал – в хранилище, тем самым не вмешиваясь в замысел художника и не нарушая оригинальность полотна реставрацией, пусть и невероятно искусной.

В целом поиск границы, за которой заканчивается восстановление и начинается воссоздание по мотивам оригинала – животрепещущая тема реставрационного дела, достойная диссертации. Неоспоримым же фактом является необходимость тщательно охранять объекты культурного наследия, о чем говорит даже сам «виновник торжества» Бронюс Майгис: «Никакого сожаления в том, что я уничтожил шедевр мирового значения, я не испытываю. Значит, его плохо охраняли и берегли, если мне это так сравнительно легко удалось сделать».
Сумки, рюкзаки, моноподы
Согласно ст. 243 Уголовного Кодекса РФ, за порчу или уничтожение культурных ценностей вы будете приговорены к штрафу до 3 млн рублей, либо к обязательным работам на срок до четырехсот часов, либо к принудительным работам до трех лет, либо к лишению свободы на тот же срок. А также вам гарантирована пожизненная слава, клеймо вандала и испорченная репутация.

Поэтому перед посещением музея с сумкой, рюкзаком или моноподом решите, что вам важнее: 10 минут, потраченные в гардеробе, или несколько лет/миллионов рублей за разбитую вазу династии Мин.

Диалог между искусством и обществом - важная составляющая существования, а не отягощающее обстоятельство. И, конечно, он невозможен без понимания мотивов и интересов обеих сторон. Приятно наблюдать очевидную мировую тенденцию: музеи адаптируют свою деятельность под посетителя, вступают в коллаборации с коммерческими организациями и знакомыми брендами, создают доступную среду для людей, воспринимающих искусство исключительно тактильно или аудиально. Пожалуй, будет справедливо и здорово, если при следующем посещении музея мы вспомним вышеперечисленные нехитрые правила и добровольно оставим большую сумку в гардеробе.
Made on
Tilda